Главная » 2014 » Август » 10 » Вспомниая о противоеной демонстрации в хайфе...
18:58
Вспомниая о противоеной демонстрации в хайфе...


Свидетели демонстрации в Хайфе рассказывают.
Записано 20/07/14 Раном Бар-Он (Rann Bar-On)

Здесь я попытался изложить все, что увидел, услышал и почувствовал на антивоенной демонстрации на Кармеле в Хайфе, в субботу 19-го июля. Этот, весьма непростой и травмирующий опыт, я могу назвать одним из худших в моей, более чем десятилетней, деятельности левого активиста. Я просто излагаю то, что увидел - и в этом качестве мой рассказ может показаться читателю непоследовательным и бессвязным. Но я могу описать только то, что видел и чувствовал сам. Временные отметки - приблизительные. 
21:00, ул. Мория, возле ресторанчика "Бурекас Агала", Хайфа 
Мой товарищ и я в машине моих родителей, мы направляемся на демонстрацию, которая должна начаться здесь в 21:30. 
На подъезде к месту сбора бурлит полицейское море, в том числе конная полиция в броне, водомёт и сотни полицейских. Приблизившись, мы видим причину такого усиленного патрулирования. Более тысячи правых, которые пришли снести мирную демонстрацию, скандируют, размахивают флагами Израиля и армейскими знамёнами, выкрикивают оскорбления в адрес левых активистов.
21:05 
Звоним организаторам, уже слегка паникуем. Нам объясняют, что митинг передвинулся ближе к центру. По дороге к новому месту сбора видим полицейского, полицейский отпихивает парня, у которого транспарант с призывами к миру. На лице у парня кровь. Позже выяснилось, что кто-то из правых экстремистов ударил его в лицо.
21:10, въезд в район Кабабир, ул. Мория, Хайфа
Мы уже на новом месте сбора. Мы практически одни, но окружены толпой полностью экипированных полицейских. Уже сейчас понятно, насколько безответственным был бы призыв промаршировать по улице с лозунгами мира - численный перевес правых подавляет. Мы ненадолго уходим в кафешку по соседству.
21:20
Народ постепенно сходится. Я обхожу всех, объясняю, что происходит на главной улице (большинство заходит с другой стороны). Я - активист с многолетним стажем и побывал, наверное, на сотнях демонстраций. По собственному опыту мы тут все знаем, что можем справиться с полицейскими - почти неважно что и как они делают. Никто из нас не знает, как справиться с толпой агрессивных анти-демонстрантов, которые пришли сюда, чтобы тебя убить. Наши ребята просто транслируют растерянность.
21:25
Организаторы просят нас сдвинуться в глубь сквера. Я обхожу людей, предлагаю потесниться - людей, в основном, не приходится уговаривать. К этому моменту большинство правых экстремистов уже сдвинулось сюда, они стоят за мощным полицейским заслоном прямо напротив нас. Скандируют поочерёдно: "Смерть арабам!", "Смерть предателям!" и "Смерть левым!".
21:30
Полиция требует вернуться на улицу из сквера - по соображениям безопасности. Пока мы бесцельно перемещаемся, настроение падает окончательно.
21:45
С нашей стороны прибывает народ. Со той стороны народ прибывает еще быстрее. Ждём автобусов с митингующими. Мы оживились. Скандируем лозунги. 
- Евреи и арабы отказываются враждовать!
- В Газе и в Сдероте дети жить хотят!
- Нельзя построить мира на трупах детей!
- Газа, держись, мы прекратим оккупацию!
Мы держим плакаты, развиваются флаги: красные и палестинские. С той стороны беснуется толпа, распевает националистические песни, машет флагами Израиля и знаменами армейских бригад, давление на полицейский заслон усиливается. Впрочем наша сторона не давит на полицейских. Все понимают, что рискуют оказаться лицом к лицу с разъяренной толпой.
22:00
Уже должны подъехать автобусы. Но их нет. Наших сторонников блокирует полиция. 
22:05
Первый автобус. Единственный. Несколько минут уходит только на то, чтобы провести автобус через толпу. Когда он все-таки протискивается сквозь ряды правых, подхожу поздороваться с людьми. Это автобус из Назарета. Наши ряды пополняются. Но нас все еще гораздо меньше. 
Еще один автобус подходит только через тридцать минут. Остальные четыре заблокированы полицией.
22:45
К этому моменту полиция уже усмирила несколько стычек с экстремистами. Некоторых уже задержали. С обеих сторон скандируют лозунги. Здесь призывают к миру, там призывают к войне. Я стою в переднем ряду, прямо под полицейским заслоном. Атмосфера накаляется с обеих сторон.
Я еврей-израильтян и чуствую себя не в праве сдерживать протест арабских активистов с нашей стороны. Мне за них не решать - люди изливают накопившийся гнев. Мы - те граждане, кто признается государством настоящим евреем, - обладаем несомненными привилегиями. 
Впрочем, и я взял на себя ответственность, я поделил ее с друзьями-арабами. Круто звучит. 
Не хочу показаться хвастливым - но, кажется, те, кто, как и мы, пытался оградить людей от серьезной беды, оценили наши усилия.
22:50
Полицейские вдруг вырывают из толпы нескольких наших активистов и задерживают, причем весьма агрессивно. Я смотрю на людей напротив и вижу в глазах фашистов блеск убийства. "Фашисты" - я редко использую это слово, но, когда толпа откровенно призывает к убийству всех чужих, мне кажется, это определение уместно.
Потом, гораздо позже, мы узнали, что кое-кто из наших попал под раздачу. Сломан нос. Раздроблено плечо. Возможно еще что-нибудь сломано. В нас попадает несколько бутылок. Вот, собственно, и все - никакого сравнения с тем, что началось потом.
23:00
Кто-то начинает уходить в переулки. Люди запуганы - агрессивная толпа продолжает раздуваться и придвигаться к нам. Теоретически, демонстрация завершена. 
Полиция расслабляется, некоторые экстремисты просачиваются на нашу сторону улицы, поближе к автобусу. Часть полицейских пытается провести наших ребят в автобус. Тот уезжает назад, в другой город. Полиции с трудом удается провести его через людское море.
23:20
Пытаемся разойтись. Не на территориях, где протесты сдерживаются особо мощными средствами для разгона толпы, а здесь, я впервые оказался на демонстрации, в которой самое сложное - уйти с демонстрации. Группа тель-авивцев просит нас помочь, провести их переулками к автобусу. Они потерялись. Мы вместе стоим во дворике, какие-то ребята неподалёку пытаются найти задний выход. Вдруг с криками, что правые обходят сзади, они бегут в нашу сторону. Они на другой стороне переулка, многие уже прямо напротив - кричат, жестикулируют. Полиции, в общем-то, нет.

23:30
Уходим в другой переулок. Стоим на углу. Нас около сотни - к этому моменту многими удалось уйти: то ли на автобусе, то ли пешком, маленькими группами. Трудно сказать. Мы с товарищем решаем остаться до конца, пока не убедимся в том, что все закончилось благополучно. Все три угла напротив и немалый кусок улицы вокруг занят нашими противниками. Это явно опасно. Мы окружены. Полиция выглядит абсолютно беспомощной. Не видно ни конных патрулей, ни машин для разгона. Второй раз в своей жизни я был внутренне готов получить защиту полиции. 
23:40
В нас летят камни. Их немного, но это большие камни. С нами старики, кому-то явно за семьдесят. Мы отбиваем флагштоками камни. Как бейсболисты. В кого-то уже попали. Люди истекают кровью. Полицейские напуганы почти так же, как мы, они не предепринимают практически ничего, что помогло бы нам выбраться. У них на головах шлемы. У нас - естественно - шлемов нет. 
Этому не видно конца. Мы скандируем какие-то лозунги солидарности: "Еврей и араб отказываются враждовать!". Все это кажется дико бессмысленным здесь и сейчас, напротив сотен сионистов-евреев, которые хотят видеть нас мёртвыми. Не в тюрьме. В могиле.
Я разговариваю с людьми. Откуда-то выползает слово "погром". Эти люди повидали всякое и, как правило, такими словами не бросаются.
Полночь
Полицейский приказывает нам потесниться. Буквально так: 
- Сейчас начнётся заварушка.
Появляется водомёт. Появляются конные патрули. Я даже, кажется, начинаю расслабляться. Когда струя из водомёта попадает в толпу экстремистов, с нашей стороны раздаются редкие возгласы одобрения. Мы призываем всех хранить молчание - мы не одобряем их. Никогда.
Камни продолжают лететь. Призывы к убийству не стихают. Мы все еще в ловушке. Кто-то пытается просочиться наружу, но полицейские и правые сообща держат заслон.
0:15
Полицейские решают нас вывести. Камни по-прежнему летят. По-прежнему, их немного, но летит со всех сторон, в том числе из домов, мимо которых мы проходим. Полицейские забегают в подъезды, выгоняют оттуда камнеметателей. Получается у них плохо.
Слышу крики, бегу туда. Кто-то из наших лежит на земле, из его головы течет кровь. Полиция продолжает толкать нас вперед. Мы стараемся сохранять спокойствие, объясняем, что с нами раненный. Полицейский: "Прекрасно, пусть лежит тут.". Мы не бросим товарища, мы тащим его с собой. Как-то он приходит в себя. Адреналин.
12:35
Тротуар с нашей стороны заканчивается. Полиция просит нас держаться в тени. Они вызывают для нас автобус. Пустой и побыстрее. Впрочем, ничего не происходит. Все подавлены. Полицейским, кажется, удалось заслонить нас от правых.
12:45
Мимо нас проезжает городской автобус, в нем шесть пассажиров. Полиция останавливает автобус, выгоняет пассажиров. Полицейские кричат нам, чтобы забирались внутрь. Мы не верим своим глазам: полиция для нас реквизировала городской автобус. 
Всё это занимает какое-то время, но, в конце концов, все оказываются внутри. Восемьдесят человек, как в банку сардин, влезли в автобус на пятьдесят пассажиров. Автобус поднимается в горку, чтобы развернуться. В этот момент в него попадает камень. 
12:50
Мы поем. Люди поют и смеются, в крови бушует адреналин. Чувствуем себя в безопасности, впверые за несколько часов.
1:00
Пока мы спускаемся к морю, где нас ждет второй автобус, появляется машина, покрытая израильским флагом. Водитель орёт что-то, жестикулирует. Это первый намек на то, что все еще пока не закончено. Кто-то чувствует себя достаточно уверенно, чтобы показать ему V.
1:05
Стоим на парковке за рестораном "Максим". Мы выходим из автобуса. Интересно, куда отвезет нас следующий автобус. Один из организаторов предлагает нам подняться, там разберемся. За нами едет водомет и несколько полицейских машин.
1:15
Мы в автобусе, выезжаем с парковки. Уже без полицейского эскорта. Едем одни. Неожиданный звук - два или три камня попадают в автобус. Разбиты два окна. Нам приходится выбрасывать осколки на улицу, иначе ветер разносит их по салону - это опасно для всех. По автобусу гуляет ветер, наполняет его свежим воздухом. Мы возбуждены, но чуствуем себя вне опасности.
1:20
Автобус проезжает мимо здания хайфского отделения партии Хадаш, одного из главных организаторов митинга. Мы выходим наружу, чтобы сфотографировать ребят, победно выставивших два пальца (Victory, победа) из разбитых окон. Мы в безопасности.
1:30
Заходим в штаб Хадаш, чтобы обменяться впечатлениями, опубликовать отчёты, решить, как дейстовать дальше. Чуть позже мы с товарищем выходим, надо купить еды и питья для всех.
2:30
Идём в полицейский участок, будем ждать освобождения восьми товарищей. Ощущение абсурдности сцены усиливается, когда мы видим, что демонстранты с другой стороны делают то же самое. Никакой агрессии.
4:30
После двух часов ожидания, переговоров и разборок наших товарищей вдруг просто отпускают. Мы аплодируем.
Уходим домой. Идём спать.
Сегодня нам повезло. Дюймом левее, дюймом правее - и кто-нибудь погиб бы от камня. Совсем немного из наших ранено. Сломан нос. Раздроблено плечо. У одного из ребят голова разбита полицейским. Может, еще что-то, пока неизвестно.
Но мы живы и мы будем продолжать борьбу.

 

Категория: Статьии | Просмотров: 300 | Добавил: igor | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar